Войти Зарегистрироваться
Авторизация на сайте

Ваш логин:

Ваш пароль:

Забыли пароль?

Реклама
Архив новостей
Реклама
Реклама

Как соотносятся понятия «монополистический» и «государственно-монополистический»

  • Автор: Admin
  • 10-01-2015, 01:19
Однако попытки исследовать сознание и мыслительные процессы к началу ХХ века неизменно наталкивались на трудности понимания, что такое мысль, как она возникает и побуждает к действию. Человеческое сознание оказалось «вещью в себе», а процессы, происходящие в головном мозге, были ненаблюдаемы и не поддавались непосредственному измерению. Анализировать объекты, обладающие сознанием и мышлением, можно было лишь в логической связке «стимул – реакция» (см. рис.1). Основы науки об управлении поведением складывались в конце XIX – начале ХХ века в таких областях знания, как физиология, психология, генетика. Науки о человеке, его высшей нервной и психической деятельности стали к этому времени динамично развиваться, и параллельно с зоопсихологией и экспериментами над животными сформировали задел для новой теоретической платформы, коей впоследствии стал бихевиоризм . Вообще говоря, термин «бихевиоризм» (от англ. behavior – поведение) и обобщающая категория «школа поведенческих наук» не одно и то же. И если в психологии под бихевиоризмом понимают одно из направлений этой науки, то в менеджменте, чаще всего, термин используют как обобщающее понятие, в которое входят весьма разнородные управленческие концепции. Начнем с наиболее ранней из них, связанной с извечной мечтой всех рабовладельцев и работодателей иметь в своем распоряжении таких работников, которые бы безропотно трудились на хозяина, не требовали завышенной оплаты и комфортных условий труда, не поднимали восстаний и не устраивали забастовок. Легенду о таких работниках – манкуртах – мы находим у Чингиза Айтматова, который описывал их следующим образом.[1] Манкурт не знал, кто он, откуда родом-племенем, не ведал своего имени, не помнил детства, отца и матери — одним словом, манкурт не осознавал себя человеческим существом. Лишенный понимания собственного Я, манкурт с хозяйственной точки зрения обладал целым рядом преимуществ. Он был равнозначен бессловесной твари и потому абсолютно покорен и безопасен. Он никогда не помышлял о бегстве. Для любого рабовладельца самое страшное — восстание раба. Каждый раб потенциально мятежник. Манкурт был единственным в своем роде исключением — ему в корне чужды были побуждения к бунту, неповиновению. Он не ведал таких страстей. И поэтому не было необходимости стеречь его, держать охрану и тем более подозревать в тайных замыслах. Манкурт, как собака, признавал только своих хозяев. С другими он не вступал в общение. Все его помыслы сводились к утолению чрева. Других забот он не знал. Зато порученное дело исполнял слепо, усердно, неуклонно. Манкуртов обычно заставляли делать наиболее грязную, тяжкую работу или же приставляли их к самым нудным, тягостным занятиям, требующим тупого терпения. Описанную управленческую концепцию, пришедшую к нам из раннего средневековья, направленную на радикальное изменение поведения работника, условно назовем манкуртизмом (см. схему на рис.2). Казалось бы, фантазии и мечты рабовладельцев всего мира о манкуртах так и остались таковыми со времен евгеники.
« Назад

Комментарии к новости

  • Как соотносятся понятия «монополистический» и «государственно-монополистический»